Ниндзя

воины невидимки

Russian Chinese (Traditional) English German Italian Japanese Portuguese Spanish Ukrainian

Усложнение социальной структуры

За время владычества корейской династии усилился приток эмигрантов в Японию, что обусловило изменения в социальной структуре страны. Одним из важных факторов стало то, что корейско-китайские переселенцы, прочно обосновавшись на японской земле, заняли свою нишу в обществе. Для обозначения всей группы иноземцев существовал специальный термин — «бэ». Поскольку все они обладали различными профессиональными навыками и занимались разными видами деятельности, то очень скоро внутри этой группы произошло разделение на своеобразные касты, каждая из которых получила свое название. Процесс натурализации корейцев начался задолго до этого периода: первыми «бэ» были земледельцы, покоренные в результате военных набегов. Как наиболее древние представители этого социального уровня они делились уже на зажиточных и рядовых членов группы. Самые состоятельные заслужили более высокий статус, поэтому из них набирались священнослужители и прислуга для царской семьи: имбэ, микосиробэ и минасиробэ. Люди победнее, но также дано заселившиеся на эти земли, служили охранниками, водоносами и уборщиками: соответственно тономори, моитори и кани-мори. Тономори охраняли территории, принадлежавшие царской семье, а также резиденцию царей, но у правителей были и свои личные хранители, функции которых выполняла группа саэки-бэ. Назвать их охранниками нельзя, поскольку в их задачи входило отпугивание злых демонов во время поездок царя, а также во время некоторых праздников. Для этого саэкибэ всегда сопровождали царскую семью, бежали впереди паланкина и «облаивали» все, что попадалось на их пути. Считалось, что таким образом можно напугать духов и предотвратить беду. Особенное усердие такие «собаки» проявляли в местах, традиционно считающихся опасными для человека, или, по мнению древних народов, наделенных большой магической силой: лесах, перекрестках, переправах и т. п.
Одной из наиболее влиятельных была семейная группа, заведовавшая казной — согабэ. Кроме того, не меньшим влиянием обладали группировки, объединявшие ремесленников, изготовляющих оружие. Кроме производства, в их функции входило также хранение арсенала.
  «Бэ» не считались подвластными местному правителю: все, что они должны были государству, –4– это налоги. Существовавшая внутри каждой группы правящая верхушка осуществляла самоуправление, избавляя своих соплеменников от действия японских законов, которые были весьма суровы. Так, рядового японца могли сделать рабом за малейшую провинность. Для обозначения этого позорного статуса существовала целая система знаков. Во-первых, рабам делали своеобразную татуировку вокруг глаз, во-вторых, они отныне не имели права носить взрослую одежду и взрослую прическу, что лишь подчеркивало всю унизительность их положения. Среди рабов тоже существовало деление на частных и государственных, но в целом большой разницы между ними не было, рабство не характерно для Японии, а потому рабы выполняли функции домашних слуг, служили птичниками, конюхами и пастухами— в общем, выполняли чуть более грязную' и тяжелую работу, чем свободные общинники, и, конечно, не получали за свой труд никакой платы. Массового характера рабство не приобрело, и отношение к рабам было вполне человеческим, так что Японию нельзя назвать рабовладельческой страной, как, скажем, Грецию или Рим.
 

Процесс социальной дифференциации набирал все большие и большие обороты, что привело к упорядочиванию системы управления различными социальными группами. Это случилось при царе Инге, когда была создана система рангов «кабанэ». Человек, обладавший тем или иным статусом, получал фамилию, в зависимости от того, к какому статусу он принадлежал, должность с четко определенными функциями и некоторое количество рабов, что подчеркивало его место в обществе. К высшим уровням принадлежали, в основном, представители царской крови и назывались «кими», что и означает «правитель». Следующее звено— «инаги» — управляло областями, за ним следовали «сугури», которых можно рассматривать как деревенских старост. Распоряжался распределением рангов верховный правитель, но это не значит, что он мог назначить на ту или иную должность, кого ему вздумается. Нет, он лишь мог признатытраво на власть той или иной семьи (удзвр), прочно обосновавшейся в области и давно осуществлявшей там функции управления. Пожаловать власть можно было лишь наследникам предыдущего правителя: в противном случае клан мог начать оспаривать право самого верховного правителя на подобные действия, что, в конечном "итоге, могло привести к свержению власти царя. Таким образом, очевиден факт формирования в Японии классов феодалов, которые считали земли, где они жили, своей собственностью и с трудом терпели вмешательство правителя в свои дела. Удзи подразделялись на три вида: царская семья, остальное коренное население, но не царского рода, и переселенцы, что во многом определяло степень допустимого неподчинения царю. Такова, в общих чертах, характеристика социальной структуры японского общества V века.
 



Copyright © 2015 - 2017 Ниндзя - воины невидимки - All rights reserved.