Ниндзя

воины невидимки

Russian Chinese (Traditional) English German Italian Japanese Portuguese Spanish Ukrainian

Развитие Японии до середины XIX в. - Изоляция Японии

С приходом к власти Токугава Иэясу вмешательство европейцев еще более усилилось. В таких условиях бакуфу было вынуждено принять ряд жестких мер. В 1614 г. оно изгнало всех миссионеров из страны, а в 1616 г. европейцам было запрещено проживать и вести торговлю в Японии, за исключением портов Нагасаки и Хирадо. В течение шести лет (1633 —1639) был издан ряд указов, запрещавших христианство, предписывавших изгнание из Японии детей смешанной крози и их матерей, запрещавших выезд японцев за границу и не разрешавших иностранным судам заходить в японские порты.
 
Единственным портом для иностранной торговли был оставлен Нагасаки, в который разрешалось заходить лишь судам Голландии и Китая. Исключение составляли также Корея и о - ва Рюкю, с которыми японцам разрешалось поддерживать официальные сношения. Вслед за запрещением христианства и изгнанием миссионеров сёгунат Токугава стал строго регламентировать субподчиненность буддийских монастырей (для каждой секты выделялись головные монастыри, которым подчинялись все остальные), и в стране вновь оживилось конфуцианство («неоконфуцианство»).
 
Следует отметить, что политика изоляции, проводившаяся сёгунатом Токугава, ставила перед собой цель не только защитить государственную
самостоятельность Японии от угрозы со стороны западных держав. При помощи такой политики бакуфу стремилось приостановить развитие в стране товарно - денежных отношений, создать препятствия на пути капиталистического развития и таким образом упрочить феодально - крепостнический строй. Японский историк Фудзимура Тору так характеризует значение и цели политики изоляции страны: «Закрытие страны замедлило темпы экономического развития Японии с точки зрения всемирного исторического процесса. Проводившаяся бакуфу политика изоляции страны, с одной стороны, преследовала цель помешать осуществлению территориальных притязаний в связи с распространением христианства, шедшего из различных стран Западной Европы по мере развития внешней торговли; с другой стороны, она была направлена на то, чтобы путем всеобъемлющего феодального контроля над торговлей, т. е. путем ограничения свободной экономической деятельности купечества и противодействия росту сил князей западных кланов в результате внешней торговли усилить способность бакуфу к политическому господству»35. Иными словами, эта политика изоляции страны имела ярко выраженную классовую направленность.
 
Но политика закрытия страны не означала полной изоляции Японии от мировой цивилизации.
Во - первых, само бакуфу старалось быть в курсе всех событий за пределами Японии. С этой целью оно использовало голландских представителей и мореплавателей, прибывавших ежегодно на Японские острова, для получения политической и научно - технической информации.
Во - вторых, правители юго - западных кланов, несмотря на запреты, продолжали регулярно добывать информацию о положении за рубежом и довольно широко использовали и своих кланах технические достижения Запада. Этот процесс особенно усилился в конце XVIII —начале XIX в., когда резко ослабла власть центрального правительства.
В - третьих, сложилось такое положение, когда все оппозиционные бакуфу и феодальному режиму в целом силы обратились к изучению западных стран, используя для этого малейшую возможность с целью получения информации. Передовые идеи, проникавшие в Японию из западных стран, стали своего рода символом антисёгунского и антифеодального движения.
В такой обстановке, когда, по существу, все основные политические группировки в Японии, имея перед собой различные политические цели, были заинтересованы в поддержании связей с Европой, несмотря на строгий регламент и ограничительные правила пребывания голландцев в Японии, связи с Голландией постоянно поддерживались, и они сыграли большую роль в ознакомлении Японии с европейской наукой. Во время правления сегуна Токугава Иосимунэ разрешался перевод голландских книг, за исключением тех, в которых упоминалось о христианстве. Особенное распространение в Японии получила голландская медицина (Рам - по —Rampo), разрабатываемая врачами Маэно Рётаку, Сугита Гэнбику и др. В 1774 г. были переведены с голландского языка труды одного немецкого ученого по анатомии. Учения Коперника и Ньютона также стали известны в Японии благодаря голландцам. Большую просветительную роль сыграл голландско - японский словарь, составленный долголетними усилиями голландцев и японцев.
 
Знакомство с западной наукой способствовало развитию отечественной японской науки. В Японии было создано новое направление в науке —голландоведение («рангаку»), представленное трудами Оцуки Гэнтаку («Ступени голландоведения»), Гэнваку («Начало голландоведения») и др. Появляются крупные ученые —представители отечественного направления, среди которых особенно выделился Мотоори Но - ринага, стремившийся преодолеть конфуцианский и буддийский догматизм и оказавший большое влияние на развитие японской гуманитарной науки.
Через Голландию японские ученые ознакомились с немецкой философией (Ниси Аманэ), с европейской парламентской системой (Фукудзава Юкити), что оказало благотворное влияние на формирование прогрессивной идеологии японского общества.
 
Влияние промышленной революции в странах Европы сказывается на развитии естественных и технических наук. Вопреки запрещениям сёгуната представители направления «рангаку» Ватанабэ Кодзан, Такано Тёэй и др. создали общество «Сёсикай» по обмену знаниями с Западом и выступили с критикой приказа бакуфу о недопущении иностранных судов в японские порты.
В Японии получали широкое распространение идеи развития торговли, введения более эффективных способов производства и подвергалась критике отсталая самурайская идеология. Наряду с этим придворная аристократия и ее идеологи распространяли «теорию почитания императора», как выразителя национального духа Японии, и выдвигали требования реставрации его власти.
 



Copyright © 2015 - 2017 Ниндзя - воины невидимки - All rights reserved.