Ниндзя

воины невидимки

Russian Chinese (Traditional) English German Italian Japanese Portuguese Spanish Ukrainian

Развитие Японии до середины XIX в.

 В разных исторических условиях происходило становление японского государства. В отличие от Китая, Япония на протяжении всей своей истории оставалась независимым государством, что самым благоприятным образом сказалось на консолидации японской нации, на развитии национальной культуры.

 
Воспользовавшись опытом Китая, японцы во второй половине VII в. осуществили «реформы Тайка», получившие окончательное оформление в кодексе законов «Тайхорё» (701 г.). Эти реформы знаменовали создание в Японии раннефеодального государства с достаточно организованной системой управления.
 
По китайскому образцу были созданы центральное правительство, сложная иерархическая система государственного управления, введены государственные экзамены для чиновничества. Вокруг императорского двора складывается относительно многочисленная прослойка аристократии, которая в начальный период сыграла важную роль в становлении централизованной государственности, в формировании идеологии, основывающейся преимущественно на конфуцианстве и буддизме. Создание централизованного раннефеодального государства способствовало дальнейшему развитию экономики. Создаются ирригационные системы, более широко используются железные орудия, наряду с рисом начинают культивироваться пшеница, рожь, просо. Развивались также горные промыслы и кустарное ремесло, началась чеканка монет (708 г.), создавались торговые склады, рисохранилища, дороги. Периоды Нара (710 —794 гг., когда столицей был г. Нара) п Хэйан или киотоский (795 —1186 гг. столица г. Киото) были временем, когда под влиянием культуры феодальногоКитая стала развиваться японская культура. Период Нары отмечен появлением первых японских хроник и знаменитой поэтической антологии «Маньёсю». В период Хэйан наряду с появлением новых выдающихся произведений литературы больших успехов достигает живопись, резьба по дереву, изготовление художественных изделий из металла, перламутра, производство лаковых изделий.
 
В период существования Нарской монархии утверждается культ императора —народу внушается вера в божественное происхождение императорского рода, и особа императора объявляется «священной и неприкосновенной». Культ императора наложил глубокий след на всю последующую историю Японии.
 
По мере расширения японского государства на север от Киото при сохранении преимущественно натуральной формы хозяйства происходило обособление окраин в результате усиления власти местных феодалов. Процессу децентрализации государства способствовало то обстоятельство, что императорский двор являлся лишь номинальным распорядителем земли, а фактически земля, раздаваемая императором в виде дара или вознаграждения за военную и государственную службу военачальникам и чиновникам, переходила в собственность феодалов.
Крупные феодалы превращались, таким образом, в основных владельцев земли —главного источника богатства страны. Они получали возможность сосредоточивать в своих руках не только экономическую, но и политическую власть на местах.
 
В XI и начале XII в. в Японии сложилась своеобразная обстановка, когда наряду с императорским двором, фактически лишенным власти, в различных районах страны возникает независимая администрация феодалов, борющихся меледу собой за верховную власть в стране.
Борьба между феодалами завершилась в 1192 г. победой Иоритомо Минамото, который был провозглашен сегуном. В Камакуре, ставшей второй столицей, было создано сёгунское правительство«бакуфу» (военная ставка), фактически осуществлявшее военно - политическую диктатуру в стране, а дворцовая аристократия во главе с императором оказалась изолированной и отстраненной от управления государством. Земельная собственность продолжала оставаться в руках крупных феодалоз —даймё.
 
Устранение от власти паразитирующей аристократии, оторванной от народа и не связанной непосредственно с сельскохозяйственным производством, составлявшим основу экономики страны, и переход управления страной в руки крупных феодалов привели, с одной стороны, к укреплению системы господства класса землевладельцев и новому обострению классовых противоречий между феодалами и крестьянством, а с другой —оказали определенное влияние на развитие сельского хозяйства, ремесла, торговли. Известный японский историк Хани Горо пишет об этом периоде следующее: «Таким образом, и в Японии в средние века возникло общество, основанное на феодальном господстве, производственные отношения которого представляли собой отношения между феодалами и крепостными, т. е. отношения между классом крупных феодальных землевладельцев, эксплуатировавших народ как крепостных, и крепостными, которые были прикреплены к земле феодала и несли тяжелое бремя налогов и трудовой повинности.
 
Поразительно то, что, хотя японский народ был задавлен тяжелым бременем налогов и трудовой повинности, хотя он подвергался жестокой эксплуатации со стороны феодалов, все же он своим трудом способствовал постепенному развитию сельского хозяйства, разделению труда и развитию торговли».
 
В отличие от деспотических правителей других стран Востока японский император и дворцовая аристократия были лишены возможности присваивать большую часть прибавочного продукта крестьянского труда и омертвлять его в непроизводительных затратах (таких, как сооружение Великой китайской стены, египетских пирамид и т. д.). Это оказало положительное влияние на экономику страны, способствовало росту производства феодальной Японии и ускорило вызревание более совершенного способа производства.
 

В Японии в период раннего средневековья существовало три типа хозяйств: крупные поместья (сёэн), наделы (хандэн) и земли свободных крестьян, бежавших от феодальной эксплуатации. Абсолютистская императорская власть в Японии опиралась на полурабскую систему эксплуатации крестьян с присущей этому способу производства низкой производительностью труда. Разложение системы поместий означало укрепление в сельском хозяйстве крепостнической формы эксплуатации крестьян, вызвавшей определенный рост производительности труда, а отсюда и производства в целом.
Это, в свою очередь, вело к усилению разделения труда, росту товарообмена. Первоначально торговля фактически целиком находилась в руках феодалов, которые осуществляли ее при посредничестве купцов. Однако с течением времени появились торговцы и целые организации торговцев, так называемые ракудза, которые уже самостоятельно вели торговые операции. С развитием товарно - денежных отношений начали зарождаться городские поселения, превращавшиеся в города. Все это говорило об определенном оживлении экономической жизни страны.
В годы наивысшей угрозы национальной независимости —попытки вторжения монголо - китайских армий на Японские острова —бакуфу Камакуры оказалось способным мобилизовать людские и материальные ресурсы японского народа для организации обороны страны. Вместе с тем у сегунов Кама - куры —особенно после отражения монголо - китайского нашествия —появляется тенденция не только к монополизации политической и военной власти, но и к сосредоточению в своих руках огромных земельных угодий. Эти действия вызывают решительное противодействие со стороны крупных феодалов —даймё, которые стали на сторону императора Годайго, начавшего открытую вооруженную борьбу против сегунов Кама - куры. Сёгунат Камакура в 1333 г. потерпел полное поражение, и столица Камакура была сожжена.
 
Победа императора Годайго была кратковременной. Попытки Годайго расширить земельные владения аристократии и императорского двора и таким путем укрепить экономически централизованную политическую власть кончились неудачей. После полуторагодичного управления страной Годайго был устранен от власти крупными феодалами, а дворцовая аристократия потеряла не только земли, полученные в период правления Годайго, но и свою прежнюю земельную собственность. Вспыхнувшая вслед за тем междоусобная борьба между отдельными феодалами закончилась возвышением сегуна Асикага. Страна оказывается раздробленной на ряд. крупных феодальных владений, поглотивших и староаристократические имения, и земли разорявшихся мелких землевладельцев (сохранялись лишь монастырские владения). Япония была явно не готова к утверждению централизованного государства. Преобладание натурального хозяйства, устойчивость которого в известной степени обусловилась географической дробностью, и недостаточное развитие товарных отношений не выдвигали на первый план проблемы создания общеяпонского рынка как одного из важнейших условий для образования централизованного управления страной. Не было в этот период также и внешних сколько - нибудь значительных факторов, которые могли бы обусловить историческую необходимость объединения и ускорить преодоление раздробленности страны.
 
В этот период отмечается усиление борьбы крестьянства, мелких и средних землевладельцев против засилия даймё. В отдельных районах страны образовывались органы «сельского самоуправления» (гасон - сэй), бравшие в свои руки оросительные системы, торговлю, ремесло. Характеризуя деятельность сельскохозяйственных управлений, японский историк Иноуэ Митцудо отмечает: «Когда власть владельцев была потеряна, сельское управление, которое представляло интересы крестьян, взяло на себя эти привилегии. Это особенно проявилось в районе Кинки. Сельское управление, легально существовавшее и называвшееся "со", строго контролировалось небольшим числом воинов и влиятельных крестьян, которые управляли селениями автономно. Руководители "со" селений созывали собрания, на которых обсуждались наставления по ведению сельских дел, и устанавливались правила по решению административной политики». Противоречия, возникшие между бакуфу, представляющим интересы крупных феодалов, и местной сельской администрацией, вылились в открытые широкие восстания крестьян, требовавших снижения арендной платы, аннулирования крестьянской задолженности и т. д. В отдельных провинциях, как, например, в провинции Kara, эти восстания привели к свержению местного феодального рода и установлению власти местных крестьянских самоуправлений 26. Этот период японской истории, несмотря на продолжавшуюся междоусобицу, отмечен большой внутренней и внешней активностью.
Внутри страны создавались местные рынки, процветало ремесло, рыболовство. Во внешних сношениях эта активность проявилась в пиратстве, в опустошительных набегах на берега континента, встревоживших соседние страны —Китай и Корею. Китай, до того не принимавший в расчет существование японской империи, впервые стал ощущать нараставшую активность японцев на море.
 

К середине XV в. в Японии существовало несколько независимых друг от друга феодальных княжеств. В экономике страны к этому времени произошли изменения. Крупное землевладение, которое составляло основу богатства даймё, смогло уже значительно повысить товарность хозяйства, а разоряющееся беднейшее крестьянство пополняло города, вливалось в ремесленное производство или превращалось в бездомный, бродячий люд. Росла торговля между отдельными частями государства и внешняя торговля с материком. На юге Хонсю возник порт Хиого, через который устанавливается систематическая торговля с Китаем (вначале с п - овом Шаньдун). Предметами торговли были не только рис и морские продукты, но также оружие, искусно изготовляемое в Японии. К этому же времени относится первое знакомство японцев с европейцами и с европейским огнестрельным оружием.
 
Японскне военачальники быстро оценили преимущества огнестрельного оружия. Выделившийся среди даймё Ода Нобунага стал активным сторонником торговли с португальцами и испанцами и оказывал покровительство распространению христианства в Японии, которое он широко использовал в борьбе с буддийскими монастырями —оплотом сепаратизма. Успех Ода Нобунага в борьбе за объединение и централизацию государства, что уже становилось исторической необходимостью для дальнейшего развития внутренней жизни и укрепления внешнего положения Японии, в немалой степени объяснялся его умением правильно оценить объективные условия и опереться на прогрессивные силы страны.
«Распространение католической веры,пишет японский историк —сопровождалось ознакомлением с западной техникой печатания, крашения. Торговля с европейцами вызвала новые вкусы в домашнем обиходе, в пище и одежде... Позиция японских правителей по отношению к западной цивилизации состояла в том, что они принимали ее постольку, поскольку она служила укреплению их власти».
 
В лице европейцев японцы видели представителей более передовой культуры в сравнении с азиатской материковой культурой, которая в этот период находилась в состоянии застоя. Глубокий социальный кризис, переживаемый Китаем в последние десятилетия правления династии Мин, убеждал японцев в том, что в прошлом Великая азиатская империя уже не может быть единственной школой для дальнейшего культурного и технического развития их страны. Более того, закончив объединение страны (1590 г.) сёгун Хидэёси, пользуясь слабостью минской династии и начавшимся брожением в подвассальных этой династии странах, сам решает нанести удар Китаю через Корею30. В 1592 и 1597 гг. Хидэёси предпринял два неудачных для Японии вторжения на территорию Кореи, где его армии были разбиты и сам он погиб во втором походе. Неудачи походов Хидэёси обнаружили слабость и неподготовленность Японии к внешней экспансии.
 

Пришедший к власти в начале XVII в. дом Токугава, возглавляемый сегуном Токугава Иэясу, открывает новый период в истории Японии —создание централизованного феодального государства с новой столицей в г. Эдо (современный Токио).
Особенности нового бакуфу, созданного сёгунатом в Эдо, состояли в том, что оно, не ограничиваясь централизацией политической и военной власти, стало на путь концентрации в руках правящего дома Токугава и земельной собственности. Нанеся поражение своим противникам в битве при Сэки - гахара 20 октября 1600 г., Иэясу полностью конфисковал владения враждовавших с ним крупных феодалов, в результате чего дом Токугава стал крупнейшим землевладельцем и собственником важнейших горнорудных предприятий. Император, остававшийся в Киото, оказался узником, лишенным не только прав, но и средств для поддержания трона.
Токугава Иэясу продолжал политику Хидэёси в отношении стимулирования внешней торговли с Западом. В 1600 г. он привлек голландского капитана судна Жана Жостона и англичанина Вильяма Адамса в качестве советников по торговле. Прибывшим в 1609 г. агентам Голландской Вест - Индской компании и в 1613 г.Британской Вест - Индской компании бакуфу выдало разрешения на торговлю в Японии. Иэясу восстановил также прерванную торговлю с Кореей, с Китаем же, где в этот период вспыхнули крупные крестьянские восстания, а затем обострилась борьба с маньчжурами, торговые связи резко сократились.
 
Об объеме внешней торговли Японии в это время свидетельствуют следующие данные об импорте товаров на судах различных стран .
Однако вскоре правящие круги Японии решительно изменили свою политику в отношении западных миссионеров и торговцев. Колонизация европейцами Индии, южных островов Тихого океана, их активизация у берегов Китая вызвали у японцев тревогу.
Эти опасения были вполне обоснованными. Опыт общения с европейцами, в особенности с португальцами и испанцами, в конце XVI в. выявил их далеко идущие планы в отношении Японии. Испания и Португалия замышляли подчинить себе Японию, как это они сделали с Филиппинами и другими островами Южных морей. Выполнению этих захватнических целей и должны были служить купцы и миссионеры, поддержанные силой оружия. История дает массу примеров вмешательства европейцев в междоусобную борьбу в Японии, когда представители враждующих европейских колониальных держав поддерживали отдельных местных феодалов в их борьбе против центрального правительства. Особенно активным было вмешательство в дела юго - западных кланов, правители которых тоже были не прочь воспользоваться помощью европейских держав для осуществления своих сепаратистских устремлений.
 
Угрозу со стороны европейцев почувствовал еще Хидэёси. Будучи заинтересованным в торговле с европейцами, он, однако, был вынужден издать ряд указов, резко ограничивавших или запрещавших миссионерскую деятельность в Японии. Такие указы, например, были изданы в 1587 и 1597 гг. Но для Хидэёси слишком велик был соблазн использовать знания европейцев, особенно европейскую военную технику, в своих целях, и эти указы выполнялись слабо.
 

С приходом к власти Токугава Иэясу вмешательство европейцев еще более усилилось. В таких условиях бакуфу было вынуждено принять ряд жестких мер. В 1614 г. оно изгнало всех миссионеров из страны, а в 1616 г. европейцам было запрещено проживать и вести торговлю в Японии, за исключением портов Нагасаки и Хирадо. В течение шести лет (1633 —1639) был издан ряд указов, запрещавших христианство, предписывавших изгнание из Японии детей смешанной крози и их матерей, запрещавших выезд японцев за границу и не разрешавших иностранным судам заходить в японские порты.
 
Единственным портом для иностранной торговли был оставлен Нагасаки, в который разрешалось заходить лишь судам Голландии и Китая. Исключение составляли также Корея и о - ва Рюкю, с которыми японцам разрешалось поддерживать официальные сношения. Вслед за запрещением христианства и изгнанием миссионеров сёгунат Токугава стал строго регламентировать субподчиненность буддийских монастырей (для каждой секты выделялись головные монастыри, которым подчинялись все остальные), и в стране вновь оживилось конфуцианство («неоконфуцианство»).
 
Следует отметить, что политика изоляции, проводившаяся сёгунатом Токугава, ставила перед собой цель не только защитить государственную
самостоятельность Японии от угрозы со стороны западных держав. При помощи такой политики бакуфу стремилось приостановить развитие в стране товарно - денежных отношений, создать препятствия на пути капиталистического развития и таким образом упрочить феодально - крепостнический строй. Японский историк Фудзимура Тору так характеризует значение и цели политики изоляции страны: «Закрытие страны замедлило темпы экономического развития Японии с точки зрения всемирного исторического процесса. Проводившаяся бакуфу политика изоляции страны, с одной стороны, преследовала цель помешать осуществлению территориальных притязаний в связи с распространением христианства, шедшего из различных стран Западной Европы по мере развития внешней торговли; с другой стороны, она была направлена на то, чтобы путем всеобъемлющего феодального контроля над торговлей, т. е. путем ограничения свободной экономической деятельности купечества и противодействия росту сил князей западных кланов в результате внешней торговли усилить способность бакуфу к политическому господству»35. Иными словами, эта политика изоляции страны имела ярко выраженную классовую направленность.
 
Но политика закрытия страны не означала полной изоляции Японии от мировой цивилизации.
Во - первых, само бакуфу старалось быть в курсе всех событий за пределами Японии. С этой целью оно использовало голландских представителей и мореплавателей, прибывавших ежегодно на Японские острова, для получения политической и научно - технической информации.
Во - вторых, правители юго - западных кланов, несмотря на запреты, продолжали регулярно добывать информацию о положении за рубежом и довольно широко использовали и своих кланах технические достижения Запада. Этот процесс особенно усилился в конце XVIII —начале XIX в., когда резко ослабла власть центрального правительства.
В - третьих, сложилось такое положение, когда все оппозиционные бакуфу и феодальному режиму в целом силы обратились к изучению западных стран, используя для этого малейшую возможность с целью получения информации. Передовые идеи, проникавшие в Японию из западных стран, стали своего рода символом антисёгунского и антифеодального движения.
В такой обстановке, когда, по существу, все основные политические группировки в Японии, имея перед собой различные политические цели, были заинтересованы в поддержании связей с Европой, несмотря на строгий регламент и ограничительные правила пребывания голландцев в Японии, связи с Голландией постоянно поддерживались, и они сыграли большую роль в ознакомлении Японии с европейской наукой. Во время правления сегуна Токугава Иосимунэ разрешался перевод голландских книг, за исключением тех, в которых упоминалось о христианстве. Особенное распространение в Японии получила голландская медицина (Рам - по —Rampo), разрабатываемая врачами Маэно Рётаку, Сугита Гэнбику и др. В 1774 г. были переведены с голландского языка труды одного немецкого ученого по анатомии. Учения Коперника и Ньютона также стали известны в Японии благодаря голландцам. Большую просветительную роль сыграл голландско - японский словарь, составленный долголетними усилиями голландцев и японцев.
 
Знакомство с западной наукой способствовало развитию отечественной японской науки. В Японии было создано новое направление в науке —голландоведение («рангаку»), представленное трудами Оцуки Гэнтаку («Ступени голландоведения»), Гэнваку («Начало голландоведения») и др. Появляются крупные ученые —представители отечественного направления, среди которых особенно выделился Мотоори Но - ринага, стремившийся преодолеть конфуцианский и буддийский догматизм и оказавший большое влияние на развитие японской гуманитарной науки.
Через Голландию японские ученые ознакомились с немецкой философией (Ниси Аманэ), с европейской парламентской системой (Фукудзава Юкити), что оказало благотворное влияние на формирование прогрессивной идеологии японского общества.
 
Влияние промышленной революции в странах Европы сказывается на развитии естественных и технических наук. Вопреки запрещениям сёгуната представители направления «рангаку» Ватанабэ Кодзан, Такано Тёэй и др. создали общество «Сёсикай» по обмену знаниями с Западом и выступили с критикой приказа бакуфу о недопущении иностранных судов в японские порты.
В Японии получали широкое распространение идеи развития торговли, введения более эффективных способов производства и подвергалась критике отсталая самурайская идеология. Наряду с этим придворная аристократия и ее идеологи распространяли «теорию почитания императора», как выразителя национального духа Японии, и выдвигали требования реставрации его власти.
 

В конце XVIII и начале XIX в. в Японии углубляется внутренний социальный кризис. Крестьяне, составлявшие основную массу населения страны и дававшие главную долю национального продукта, продолжали пользоваться самыми примитивными орудиями труда на почти неизменной в течение всего XVIII и первой половины XIX в. земельной площади —2,8 —3 млн. га. В то же время рост городов, ремесленного производства способствовал развитию торговли и вовлекал деревню в товарно - денежные отношения. В сельском хозяйстве Японии в этот период получают довольно широкое распространение некоторые технические культуры (в частности, тутовое дерево). Спрос на труд крестьян со стороны города возрастает, хотя сохранявшаяся система феодального землепользования продолжала привязывать крестьян к феодалам. К концу XVIII в. в Японии появились сотни ремесленных мануфактур по изготовлению шелковых и хлопчатобумажных изделий, фарфора и фаянса, рисовой водки (сакэ), предметов домашнего обихода. Натуральные основы феодальной деревни расшатывались, ремесленное производство и торговля прокладывали путь к новым формам общественных отношений —к капитализму.
 
Попытки сёгуната сохранить территориальную разобщенность кланов путем установления высоких внутренних таможенных пошлин, насильственного ограничения в передвижении населения лишь обостряли глубину социального кризиса и толкали нарождающийся класс торгово - промышленной буржуазии, ряды которой пополнялись выходцами из аристократии и помещиков, к насильственному изменению общественного строя Японии.



Copyright © 2015 - 2017 Ниндзя - воины невидимки - All rights reserved.